oy_kto_eto: (Default)

Благодаря уважаемой френдессе, у меня есть возможность показать вам ещё одно наглядное пособие про скрипку и фортопьян.

Вот такие антикварные фарфоровые головки, первая – русская фабрики Журавлева-и-Кочешкова, две следующие – из Лиможа.


 

 

oy_kto_eto: (гертруда)



(начало было тут)

"...Так что можно быть спокойным за недостаточно целомудренных Мадонн Понтормо или Йорданса – они в наш век сделались куда менее опасны, чем были (если были) опасны в своё время...

 


oy_kto_eto: (котизГуббио)

Нашла в закромах.


Это мы с Медведем когда-то читали «Власть тьмы». Поскольку для нерусских наши имена, особенно в драматургии, составляют сплошные непреодолимые камни преткновения, я уже на второй странице поняла, что так дело не пойдет. Матрёна и Марина легко сливались для Медведя в один персонаж, а уж Анисья, Аким, Акулина и Анютка вообще быстренько слиплись в сплошной комок с торчащими из него восемью ногами в лаптях.

И тогда

я нарисовала ему всех )

 

oy_kto_eto: (Default)



«В начале Первой мировой войны в Галиции и Польше, на окраине старой Австро-Венгрии деревенские фармацевты бойко торговали фотографиями мужчин-моделей. Каждый из этих лукавых лавочников имел в продаже четыре стопки маленьких фотографий размером десять
на пятнадцать сантиметров. На одной фотографии – чисто выбритый мужчина, на второй – мужчина с усами. На третьей – с большой бородой, на четвертой – мужчина с усами и бородой. Молодой человек, призванный на военную службу, покупал одну из четырех фотографий, которая наиболее подходила к его лицу, и дарил ее своей жене или возлюбленной на память. И это срабатывало! Потому как изображение даже постороннего человека, с правильной формой усов больше походило на лицо уезжающего мужа, чем что-либо еще». –

Наткнувшись на эту неудивительную, но потрясающую информацию у дорогого френда , не удержалась от сочетания ея с другой информацией, свежей.  
(тоже спасибо
френду  за наводку).

тыц )

 

oy_kto_eto: (софонисба)

(часто бывает, уже к шапочному разбору обсуждения в нем возникают новые любопытные изгибы и темы, вот и позавчерашний пост к ночи вынес целых два важных пункта от двух разных комментаторов):

Первый пункт. Что мы понимаем под словом «портрет»?
Вдруг отдала себе отчет, что под этим термином понимаю целых четыре немного разных феномена, так сказать, множество с его подмножествами.



Во-первых, портрет – это всякое вообще изображение человека (созданное для его, этого человека, изображения и только, вне других посторонних изобразительных задач).
Во-вторых (подмножество первого, исключив механические способы воспроизведения) - всякое вообще рукотворное, чрез искусство, изображение человека.

А теперь два противоположных друг другу подмножества сего второго: всякое вообще изображение конкретного лично известного портретисту человека – и всякое вообще изображение никогда не существовавшего или же неизвестного портретисту человека.
В первом случае акцент скорее на
копировании внешности модели, во втором – акцент на ее конструировании.

Границы между этими двумя подмножествами, как легко можно догадаться, - весьма нечеткие.
По той простой причине, что наше знакомство с другим человеком, наше познание другого человека никогда не бывает полным и абсолютным - но и равным нулю тоже не бывает никогда.

А второй пункт, достойный выноса из комментариев в отдельную тему, вот какой.


oy_kto_eto: (ну-ну)

Вчера я постила о докторе Гаазе, который, даром что немец, совершенно православно видел в скверной картинке – образ, а не «богословие».

А с утра у меня всплыл в памяти противоположный пример из современной жизни.

Ну не то чтоб по всем пунктам противоположный, один пункт – общий: и там, и здесь – порнушка.



(апдейт: уважив просьбу двух уже комментаторов, убираю под кат большую картинку, заменив ее маленькой).
необыкновенно красиво и крупно )



Но там порнушка была прицеплена к языческой богиньке Венере,  а здесь она предлагается «как бы» вне всякого богословия. Авторская художественная кукла – где, где тут богословие? Это «просто искусство».

 

 

oy_kto_eto: (ну-ну)

Я сейчас в том возрасте, когда друзья-ровесники хвастаются свадьбами своих детей. Так что за Ла-Маншем меня ждало знакомство с двумя свадебными альбомами. Вернее, с одним. Ну, альбом как альбом, стопицот картинок по числу минут в этом памятном дне. Деревенские ребята в одинаковых взятых напрокат костюмогалстуках и выданных фирмой чорных очках в белой оправе (день был солнечный, они как с утра надели те очки, так и не снимали, а фотограф всё щелкал, всё клацал).  И, разумеется, ни одной иконы ни одного портрета, всё нарратив, всё репортаж. Ни разу никто, даже самые главные герои, не посмотрели в объектив на зрителя в вечность, ни разу фотограф не поправил на них случайно-досадно завернувшихся одежд, не подвинулся с камерой, чтобы фон уж по крайней мере не мешал переднему плану, а о ретуши и подавно речи нет. Всё мелькает, всё в солнечных бликах, листаешь! листаешь! вот и последняя страница, а я так и не разглядела толком жениха (невесту знаю).  А второй альбом? А его не было. Хотя свадьба была на целый социальный порядок круче предыдущей, и фотограф был эксклюзивнее и гонорарий его толще. Но отец невесты остался настолько недоволен результатом фотосессии, что прямо кюшать не мог. Весь этот модный импрессионизм в руках дорогого фотографа принял настолько крайние формы, что от портретов, от портретности, от портретного элемента картинки не осталось вообще ничего. Все участники торжества с обеих сторон нарочно и программно были засняты только в ракурсе, только в движении, в разговоре, с тарталеткой в зубах, с гримасой в гуще спора, фотограф явно гордился своей способностью ловить неповторимый животрепещущий миг, и принес этому животрепетанью на жертву  всю компанию своих заказчиков, включая молодых и их родителей. Папа не то что альбома не хотел печатать, он хотел просто уничтожить файл.

А третье впечатление, нито заметка, нито веха либо примета времени, относящаяся к фотсфере, такая. Один знакомый английский молодой человек, оказывается, уже давно отказался фотографировать ся вообще. Кроме как на документы. Нет, он не преступник в розыске, не урод и не религиозный фундаменталист. А напротив, собою красавец, живет нормальной младой жизнью, с друзьями, деушками, танцами, вечеринками и путешествиями, но в завязке на фотографирование. Сам нигде не снимается, никого не просит щелкнуть его на фоне храма Кандарья Махадэва  держащим крокодайла за хвост, и по возможности уклоняется от обстоятельств, когда его берут на прицел в компании. Просто его достало это уже наличное, уже накопившееся в его младой жизни море картинок, ни одна из которых не есть его, условно говоря, икона. Весь этот импрессионизм, любительский или профессиональный, – достал.
Он ушел из этого мира, где нет портрета, – в нефигуратив.

oy_kto_eto: (софонисба)

Дальше по поводу вчерашнего Моцарта .



Моё отношение к историческому примитиву (в отличие от маво отношения к кичу и наивному искусству) складывается из сочувствия, иногда насмешливого, ага, к тому, чего художник явно не умеет, чего он не догоняет – причём я точно знаю, что он хочет и уметь, и догонять! – и восхищения тем, на что я не решаюсь или чего я, при всех моих роскошных достоинствах, не умею, и чему хотела бы научиться..

Ну вот, например, такая испанская штучка четырнадцатого века из Епископального музея в Вике.

 

чему я тут завидую )

 

oy_kto_eto: (софонисба)

Второй подряд постинг про кинематограф. Не узнаю себя. Но пускай будет, как отчет о Святках.

Потому что маленький, восемь эпизодов, английский сериальчик  «Черное зеркало» оказался качественным святочным смотриловом, в очередной раз примирившим меня с одичалой действительностью. Плюс новые (для меня во всяком случае) тенденции в научной фантастике.

Черное зеркало – это монитор, а бессвязные эпизоды связаны сквозной ситуацией недалекого – уже наступающего  – будущего, туго набитого информационными технологиями и всякой нанохренью. Место действия – между сегодня и антиутопией.

Нанохрень и информационные технологии, как мы все уже хорошо знаем от батюшек, несут с собой духовные опасности. Несут опасности потери человеческого облика в пользу звероподобия и роботоподобия. Вот сериал и показывает нам ряд инфогенных и наногенных драматических ситуаций и их разрешений – не всегда хэппи-эндов, впрочем.

Здорово драматических, я бы сказала. Саспенса хватает ровно до конца каждого эпизода, действие мчит, а не течет. При этом ещё остается место для точных говорящих деталек, которые располагают к повторному просмотру (это меня-то!). Но главная красота даже не в этом. А в чем?

 

 

oy_kto_eto: (софонисба)

Однажды четверть века тому назад, в такой же непроглядный декабрьский вечер, я волокла за ручку френда Минамота от фонаря к фонарю по глетчерам улицы Советской и завывала в ледяную морось одну из самых прекрасных русских колыбельных песней.

Меркнут знаки зодиака Над просторами полей, Спит животное Собака, Дремлет птица Воробей...

Минамот уже, кажется, знал ее наизусть и на досуге анализировал текст, потому что, когда я дошла до

Над землей большая плошка Опрокинутой воды, Леший вытащил бревешко Из мохнатой бороды, Из-за облака сирена Ножку выставила вниз, Людоед у джентльмена Неприличное отгрыз –

Глаза у него блеснули в темноте и он спросил:

- Мама! А разве у джентльмена может быть что-то неприличное?

На днях я поделилась этим воспоминанием в ЖЖ френда, тоже баюкавшего себя Заболоцким, а френд в качестве симметричного ответного дара рассказал мне вот такой чисто розановский анекдот.

 

 

oy_kto_eto: (Default)

А вот нам сколько-то фрагментов покрупнее из италианских богородичных икон, приблизительно современных преподобному Андрею Рублеву.


Только не надо мне говорить, что это не иконы, ладно? А то я помру со смеху.

oy_kto_eto: (загадочная)


(Картинки только для привлечения внимания. Ну, чтоб текст был не без картинок все равно каких, потому что я такого 13-го в. в Кентербереях наснимала полные торока, и всего всё равно не перевешаешь).

 

oy_kto_eto: (Default)

Когда я впервые попала в Музей Карнавале, одним из самых впечатляющих впечатлений для меня сделались среднестатистические академические портреты последней трети 19-го в., т.е. как раз тех лет, которые можно называть «веком импрессионистов». Импрессионисты, как известно, висят в высокохудожественных музеях, а Карнавале – музей исторический, там живопись не живопись, а как бы краеведение. Я и не обратила бы на портреты особого внимания, если бы не то обстоятельство, что они писались с уже знакомых мне моделей. Пардон, не с уже знакомых моделей, а с моделей уже знакомых мне картин.


- Так вот какая ты,

дедушкаленин )
oy_kto_eto: (софонисба)
...понятно, что иконы, да?  Иконы Богородицы. Даром што скульптуры они зато залевкашены и расписаны темперой.



Здесь только XII век, более поздние для наглядности покажу отдельно. А тут пускай будет самая заря каталонского богопознания в образе.

смотреть на зарю )


oy_kto_eto: (Default)



Почти ровно два года назад был у меня постинг на волнительную тему
разумные девы с синдромом Дауна, или китаянки с гайморитом, а с нынешней выставки не могу не подбросить материала к тамошнему тезису:

Антропологические особенности, типаж, свойственный такой-то средневековой школе, происходит не от того, что (как думают американскиеучоные)  в таком-то регионе в Средние века народ страдал от одного и того же заболевания.  Он происходят от ремесленного приёма, типичного для школы или для отдельной мастерской. «Синдром Дауна», «базедова болезнь», глаза-щелки, орлиные носы, тяжеленные носогубные складки - в каждом регионе, в каждой мастерской было что-то особенное, неприятное для свежего зрителя, но вполне привычное и незаметное для "своих". Постепенно, очень медленно, по мере приближения к академизму, оно выправлялось, приходя к "нормальному, ничем не больному",

Вот три брюссельских автора-современника (с 1450 по 1520), но «болезнь» у каждого своя.

 

oy_kto_eto: (подозреваю худшее)

(пост про неинтересное)
Иногда меня частным порядком, в личку, в комментах или в чужом ЖЖ приглашают высказаться по моей специальности. Вот, есть такое отрицательное явление, сам я на него не решаюсь наехать, а Вам, дорогая И.Н., и карты в руки.




Может, мне карты и в руки,

но )

 

oy_kto_eto: (подозреваю худшее)

Вот, нашла на просторах байку такую:

Рассказывают, что на параолимпийских играх в Сиэтле девять участников забега на 100 метров, все с физическими или умственными недостатками, вышли на дистанцию. После стартового сигнала все побежали, не с одинаковой скоростью, но с одинаковым желанием показать свой лучший результат, закончить дистанцию и выиграть. Все, кроме одного юноши, который споткнулся, упал на дорожке и заплакал.
Остальные восемь участников услышали плач, замедлили бег, оглянулись назад и, не сговариваясь, развернулись и пошли к упавшему. Одна девушка с синдромом Дауна помогла юноше подняться, поцеловала и сказала: «Все скоро заживет».
Вдевятером, взявшись за руки, они пересекли финишную черту.
Весь стадион встал и аплодировал несколько минут.

Байка, на мой глаз, сильно смахивает на сочиненную. Но тем она и интересна, не зря же их, таких, сочиняют.

Захотелось

продолжить тему )

 

oy_kto_eto: (софонисба)

Уже не в первый раз встречая эту цитату (из письма №304 свт. Игнатия Брянчанинова) в полемике между противниками парижского «богословия иконы» и последователями оного, нахожу нужным предложить её к медитации вне контекста полемики, даже ссылок никаких давать не буду, может, потом апдейтом добавлю, а сейчас – просто цитата.

«Как должен быть осмотрителен, строг выбор натурщиков! Их чувства, их характеры, их нравственность, их способности переходят на картины. От недостатка столь нужной священной критики у нас на новейших иконах, в которых искусство живописи достигло неоспоримо высокой степени развития, вместе видны и резкие несообразности. Не намерен я исчислять их, потому что они бесчисленны, но выскажу ту несообразность, которая часто терзала мои взоры, когда они в тех глазах, из которых должна бы сиять Божественная Премудрость, усматривали выражение недостатка умственных способностей. Некоторый кучер, видный, но очень ограниченнаго ума, поступив ко мне в услугу, сам мне сказывал: “Я был натурщиком в Академии семь лет, в такой-то церкви такая-то икона писана с меня”. Он исчислял иконы, для которых служил оригиналом, которых не хочу наименовать, этого не стерпит мое сердце! Но вот причина глупых глаз на иконе: она – верный портрет статного кучера с глупыми глазами.»

Для удобства медитации предлагаю готовые умозаключения, которые из цитаты можно вывести.

Или нельзя?  Приглашаю заинтересованных в вопросе мыслителей лиц  вспомнить гимназический курс логики и выбрать из предложенного, какие идеи святителю были близки (то есть содержатся в его тексте в виде базовых аксиом или утверждений), а какие нет.

пакет идей )

 

oy_kto_eto: (софонисба)

Выставка со странным названием, любопытно, сам ли покойный художник успел такое о себе придумать, или ему помогли.



картинки и немного букв )

 

oy_kto_eto: (подозреваю худшее)

Ортотётки повесили под замком ссылку, я как ортотётка иконописец не смогла пройти мимо.

</td></tr></tbody></table>

Нет, ну, понятно, что на форумы порядочные люди не ездят ездят активные, а это не обязательно то же, что прекрасные внешне и внутренне. Да и фотограф – явно вредитель, возможно, имел высказать какой-то свой подавленный комплекс концепт.

Но всё-таки.

На мой глаз это уж слишком. Из пачки в сорок фото я насчитала четыре нестрашных. Чтобы модель и сама была не уродка, и через горнило возраста и жизненных обстоятельств прошла с достоинством, и одета-обута-накрашена (или не накрашена!) была не как пугало гламурное или пугало православнутое. И была не со следами всех пороков на лице тупая, не самодовольная, не смертельно усталая, не угрюмо-настороженная.

Вот теперь я не засну, всё буду думать – репрезентативная эта подборка или нерепрезентативная?

Profile

oy_kto_eto: (Default)
oy_kto_eto

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
910 11 12131415
1617 181920 2122
23 2425 26272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:37 am
Powered by Dreamwidth Studios