oy_kto_eto: (стейнленкошка)

Завтра наконец кончаются длинные затвор-каникулы и начинаются краткие вояж-каникулы.  За Ла-Манш, в гости, в тройные гости, и там осталось ещё несколько соборов, где не ступала нога маво фотоаппарата. А уж обратно – прямо с парома за парту.

Выбегая по делам, наткнулась на освобождаемый от начинки дом, в смысле контейнер на вывоз. Район у нас роскошный, поэтому вокруг контейнера мыкалась только спортивного вида старушка (охотилась за одеялом и, пардон, дамскими панталончиками, я помогла ей наловить их со дна) и джентльмен в галстуке на велосипеде, который так и не решился ничего взять (костюм боялся обидеть), хотя очень, очень хотел! И поощрял нас одобрительными возгласами. Я мухой слетала обратно, привела Медведя, который перебросил меня через борт, и мы облегчили контейнер на десяток выдержанных дубовых панелей и – ну нельзя было удержаться! – на два стула из дворца.



А ещё я увела эти рамы, дубовый багет, 60 см, с дедушками и бабушками.
Увеличенными и подкрашенными.
Парня в тесном кительке и с папиросочкой, надо полагать, убили, да и девочка, скорее всего, не выросла старше этой своей фотографии. Чтоб доволочь их, вынула из контейнера серую тряпочку, которая при ближайшем рассмотрении оказалась суконным одеялом типа солдатского нито приютского. Возможно, даже довоенным. Я его выстирала, в нем нет ни единой дырочки, и верх и низ (ноги) вручную прошиты цветной шерстью, для красы, вероятно.

Оно простоит ещё сто лет.  

oy_kto_eto: (софонисба)

“На исходе очень жаркого дня я сидел с книгою в руках возле открытого окна, откуда открывался вид на берега реки и на отдаленный холм... Подняв глаза от страницы, я увидел обнаженный склон, а на нем — отвратительного вида чудовище, которое быстро спустилось с холма и исчезло в густом лесу у его подножия. При появлении этого существа я сперва подумал, не сошел ли я с ума, и во всяком случае не поверил своим глазам; прошло немало времени, пока я убедился, что не безумен и не сплю. Но если я опишу чудовище, которое я ясно увидел и имел время наблюдать, пока оно спускалось по склону, читателям еще труднее, чем мне, будет в него поверить. Размеры чудовища, о которых я судил по стволам огромных деревьев, мимо которых оно двигалось, — немногих лесных гигантов, устоявших во время оползня, — были значительно больше любого из океанских судов. Я говорю «судов», ибо чудовище напоминало их своей формой — корпус нашего семидесятичетырехпушечного военного корабля может дать довольно ясное представление о его очертаниях. Рот у него помещался на конце хобота длиною в шестьдесят-семьдесят футов, а толщиною примерно с туловище слона. У основания хобота чернели клочья густой шерсти — больше чем на шкурах дюжины бизонов; оттуда торчали книзу и вбок два блестящих клыка вроде кабаньих, только несравненно больше. По обе стороны хобота тянулось по гигантскому рогу футов в тридцать-сорок, призматическому и казавшемуся хрустальным — в них ослепительно отражались лучи заходящего солнца. Туловище было клинообразным и острием направлено вниз. От него шли две пары крыльев, каждая длиною почти в сто ярдов; они располагались одна над другой и были сплошь покрыты металлической чешуей, где каждая чешуйка имела в диаметре от десяти до двенадцати футов. Я заметил, что верхняя
пара соединялась с нижней толстой цепью. Но главной особенностью этого страшного существа было изображение черепа, занимавшее почти всю его грудь и ярко белевшее на его темном теле, словно тщательно выписанное художником. Пока я глядел на устрашающее животное и особенно на рисунок на его груди с ужасом и предчувствием близкой беды, которое я не в силах был побороть никакими усилиями разума, огромные челюсти,
помещавшиеся на конце его хобота, внезапно раскрылись, и из них раздался громкий и горестный вопль, прозвучавший в моих ушах зловещим предвестием; едва чудовище скрылось внизу холма, как я без чувств упал на пол” –


 

Вот и я сегодня так же попала, как герой классического рассказа, хотя и не упала без чувств на пол.
Я сидела в разгаре довольно жаркого дня с кисточкой в руках возле окна, откуда открывался вид на авеню Альбер. Подняв глаза от доски, я вдруг увидела, что голые мартовские вековые каштаны внезапно оделись буйной зеленью, достойной этак конца мая, а не 5-ой седмицы ВП. И несколько огненно-красных соцветий размером с хороший капустный кочан украсили ветви ближнего каштанчика. Видение было столь сладостным, что я в ужасе зажмурилась, спрашивая себя, что означают такого рода воробушки в шестьдесят лет, да еще когда вдруг кружится голова?

 

що то було, хлопци? )

 

oy_kto_eto: (русский авангард)

Какое там, к лешему, глобальное потепление?

Захожу сегодня в «Альды», а там уже толстым слоем лежит снег  традиционный рождественский шоколад: трюфели с алкоголем, коньяки в шоколаде, пьяные вишни, пустой внутри и малосъедобный святитель Николай всех размеров.  И такая, знаете, национальная коврижка с миндальной начинкой. Сроду такого не бывало, чтобы начинали праздновать Рождество  их выбрасывали раньше начала ноября. Всегда сперва бабье лето хеллоуинская страда, с тыквами и паутиной, а уж потом паутину сымут и только тогда насыплют снега этого всего. А в этом году накося. Куда катится мир, до чего довели страну.

Я, впрочем, набрала полные торока.

зима

Dec. 2nd, 2012 07:58 pm
oy_kto_eto: (Default)

У нас ночью снег выпал. Девять зим здесь живу, такого не припомню. Обычно декабрь проходит в тщетных попытках вымести палый лист с мощёного двора, метров восемьдесят упылесосишь вручную, а они опять налетают, свои кленовые и айвовые, с авеню каштановые и соседские мелкие берёзовые, они-то и есть самая чума. А сегодня всё это привалило и примочило, ура! Теперь уж не прилетят. Растаяло всё сразу, конечно, на дворе плюс два. Коты выскочили утром гулять – и пулей обратно, с мокрыми лапами и хвостами. Залезли на радиатор и тихонько разговаривают о глобальном потеплении.

Ещё сезонная примета, уже третий год наблюдаем. В почтовом ящике обнаруживается циркулярная распечатка - фотографии четырёх плохо выбритых мюзюльман и предупреждение: дорогие жителиобыватели, не выбрасывайте этот листок, он поможет вам не пасть жертвой мошенничества. Вот кто угадает, от какого мошенничества предохраняет листок?

Ну и ещё до кучи, видела сегодня в трамвае социальную рекламу и очень пожалела, что мой фотоаппарат её не видел. Картинка: спит молодой человек, у него на плече спит ещё один молодой человек. Текст: Малик счастлив! Он скоро выйдет замуж/женится (по-французски глагол один на оба случая, так что по-русски привожу оба варианта, там же на картинке не сказано, где Малик)... А внизу помельче, на как бы грубо вырванном из вышеописанной картинки клочке: ...но в прошлом ему пришлось пережить некоторые неприятности.

И рядом ещё помельче объяснение, просто и по-деловому: случаи дискриминации больных СПИДом на работе, в медобслуживании и в личной жизни – всё ещё реальность.

В смысле, стыдитесь, сограждане. Малик не должен быть несчастлив. В том числе в личной жизни.

oy_kto_eto: (загадочная)

А вас знают на городском базаре?

Меня знают, вот отдала себе в этом отчёт и решила записать ко дню взятия Бастилии, а то потом будет неактуально.

Да, меня знают на Центральном рынке столицы. Это вам не на углу, где круглосуточно сидит овощной марокканец, знакомый со всеми кошками в квартале, а на Аббатуар, который на выходных обслуживает весь город с прилегающими деревнями. И я их знаю, я сначала годами их выбирала среди десятка, иногда среди нескольких десятков по методу Генеле-сумочницы , а потом пребывала их верной клиенткой. Всего два-три раза в месяц, но годами.

Итальянский сыроколбасный парень уже не спрашивает, чего мне завернуть – он наизусть запомнил мои стандартные сырные нужды. Фламандский витлуфно-шампиньонный человек снисходит до того, чтобы первым поздороваться по-французски с убойным акцентом. Яичные фермеры, особенно жена, вылупившаяся из перепелиного яйца кореянка, уже начинают мне улыбаться персонально. Мясная семья, списанная с епископов и монахинь ван-Эйка, уже привыкла, что во время постов я покупаю у них только кошачий рацион. Знойный рыбный араб уже замечает меня издали и начинает подмигивать заранее, обслуживая предыдущего клиента. Оливково-орехово-медовый абрек хмурит брови, если я соглашаюсь быть обслуженной его сподвижником, не дождавшись, пока он освободится. Ничего, абрек, я ещё приду, и ты, пожалуйста, будь на месте. И все остальные тоже, кого знаю и кого ещё узнаю,  вот так, сорок раз в год приходя в гости на три минуты – будьте на месте, это украшает жизнь.

В Питере я прожила те же девять лет практически во дворе Некрасовского рынка, и там я знала от силы  парочку заметных хозяев. А меня не знал никто.

oy_kto_eto: (Default)
Люблю виды из френдовских окон, и свои раз в сезон обещалась постить. Это наша Альбер в начале марта, холодно ишо.


там ещё несколько видов дикой природы )
oy_kto_eto: (Default)

Вчера в полночь наблюдала аномальное атмосфэрное явление.




Минут двадцать продолжалось, потом растаяло, но я успела.

виды из окна  )

 

oy_kto_eto: (загадочная)

Вчера мне пришлось много бегать по делам пешком, зато через парк.
Который в двух шагах, но куда мы, нормальные налогоплательщики, обыкновенно высовываемся только в сумерках.
Я уже забыла, какой он днем, и взяла с собой фотоаппарат.
Вот, запощу некоторые раённые (от слова Рай) красоты. Под проевшим мне сегодня плешь во ф-ленте лозунгом насчет февральских чернил, которыми надо плакать.
Тем более что у меня чернозавистливое лирическое настроение по случаю отъезда Английского Медведя на Афон.
фотографирую я плохо, но там так красиво, что испортить трудно )
oy_kto_eto: (загадочная)
У нас, однако, кончается зима.
Сегодня открыла сезон садово-огородных работ обрезкой всего, что попалось под горячую руку, и сгребанием листьев, от каковых работ перчатки бывают мокрые  -  хочу сказать, на дворе такая температура, что мокрыми перчатками можно пренебречь. Я часа два, не меньше, ими пренебрегала, потом надела сухие и еще до темноты гуляла в парке с Английским Медведем. Если бы не огород, то поехали бы куда-нибудь подальше в сторону, покормить фотоаппарат чем-нибудь выдающимся, а пока вот - это рядом, но тоже красиво.




еще погулять )
oy_kto_eto: (загадочная)

Сто лет как не была на рынке в пятницу (рынок у нас только по пятницам-субботам-воскресеньям, и то до 13.00, кто не успел – свисти в кулак). Тоже своего рода праздник – народу негусто, замученные пони не бегают по карусельному кругу в крытом павильоне, и у входа ребята талибанского вида не собирают средства на несколько мечетей сразу, и у поляков можно застать свежий укроп – одни радости, кроме шуток.
Дама-фламандка из мясного ряда (с внешностью старшего научного сотрудника) меня узнала, рот до ушей – она уже выучила, что у этих русских бывают посты, а потом посты кончаются. Прежде всего коровий язык и свинские ноги, остальные кролики и индейки согласно фантазии.
Сезон хурмы сворачивается, ящик – евро, куплю его и дома наконец-то лопну от щастья.
И по пути уже торгуют традиционными крещенскими пирогами с сырой фасолиной внутри и картонной короной впридачу.

2011

Jan. 1st, 2011 12:58 am
oy_kto_eto: (загадочная)
Что бы там ни говорили отдельные православнутые,  гражданское новолетие я праздную в мистически приподнятом настроении. Очень наблюдаю обрядовую сторону, да. Вылизываю дом - он того заслуживает, как-никак к своему сотому новолетию приближается. Стол, кухня, елочка, а как же. Сосредоточенно и суеверно. И предпочитаю ни к кому не ходить и никого не звать - даже если почему-нибудь праздную совсем одна. Это на Рождество нужно гулять в компании, а Новый Год - это у меня личное. Неистребимое наследие советского детства, единственный и неповторимый таинственный праздник в году. Все каникулы засыпаешь при свете елки, и дело не в подарках (они обычно разочаровывали), а в чем-то другом.
Пытаясь это определить сейчас - потому что чувство то же самое - можно, мне кажется, назвать это глубоким трепетом перед богозданным временем, которое течет и приносит нам всем - страшное и чудесное, неожиданное и чаемое. И что к этому можно еще добавить? Только тихо радоваться.
Я еще не постила Брюссель под снегом - вот и повод.
Это улица де Жонксьон, у нас за углом. Слева краткосрочное пенитенциарное заведение, справа - долгосрочное. Вдоль дорожки - яблони, настоящие, осенью плодоносят.


еще три кучки снега )
oy_kto_eto: (загадочная)
У нас Рождество под снегом. Глубоким.
Такого не было лет двадцать. Брюссель сегодня вымер, по нашей авеню Альбер ходят одни трамваи, и то редко. Ночью в соседней тюрьме сидельцы-христиане жгли петарды и довольно громко славили рождшагося Господа, а сейчас в саду деревенская тишина и деревенский же воздух.
Некоторые здешние приходы МП РПЦ празднуют по новому календарю, мы - по старому, но на самом деле для меня новостильное Рождество - такой же настоящий праздник.
Поздравляю всех сочувствующих и вешаю вот этот нежный и благоговейный мульт.


oy_kto_eto: (загадочная)
Сейчас обобрала фиговое дерево, которое сама сажала семь лет назад.
Ведро с походом, вдвое больше, чем в прошлом году.
...Вот почему такие глупости так поднимают настроение и повышают самооценку?
oy_kto_eto: (загадочная)

(заголовок, признаюсь, слизан из поста одной милой френдессы, ссылку лень искать, если пришлет - с удовольствием поставлю)
Длинная и сильно торговая Альсемберг, которую я утюжу пару раз в месяц за мелким шоппингом, вся застроена домами в два окошка, с коммерческим рэ-де-шоссе. Семь шагов – лавочка, десять шагов – парикмахерская, еще восемь – кафешка, опять лавочка, ателье, забегаловка... Они часто переходят из рук в руки и меняют профиль – каждые две недели что-нибудь закрывается или открывается. Была лавочка – стала забегаловка, была прачечная – стала контора по заготовке рогов и копыт, жизнь бьет ключом...

В эту субботу  прохожу там, погруженная, как обычно, в глубокую задумчивость. И вдруг из одной открытой двери меня так оконтузило тяжелой рок-музыкальной волной, что я, прижав уши, попятилась, а потом, напротив, наддала...

«Еще один дешевый кабак открыли» - была первая мысль.
«Стоп, какой может быть кабак в пять часов вечера?» - была вторая мысль.
Я обернулась и прочла свеженькую вывеску. 

Вывеска под катом. Не для слабонервных. )

oy_kto_eto: (загадочная)

Включила отопление – жить сразу стало дороже, этак на 15 евро в сутки. Я бы и еще пожила задешево, я не мерзлявая, но испытывать терпение жильцов не полагается, я же не отечественный ЖЭК. Хотя стала немного понимать психологию последнего.

Но я не об этом, а об возвышенное, как всегда.
об возвышенное... )

oy_kto_eto: (загадочная)

Будучи откомандированы на литургию в Намюр, застряли там до вечера – в Брюсселе был очередной экологический праздничек, День-без-машин. Это значит – кто успел выехать из города на своих колесах в 8 утра, того до 7 вечера обратно на колесах не впустят. Общественный транспорт весь день бесплатный, тучи велосипедистов и конная полиция, выглядит довольно забавно. А мы, значит, отсиживались в Намюре (в этой википедской статье параграф «достопримечательности» вызвал у меня приступ нервного смеха, почему – православные легко догадаются).   
Я люблю этот маленький каменный город,

у нас там подружки (про них завтра отдельно),  а это просто несколько фотографий..

Namure la belle )

...Что мне в голову пришло – до пятнадцатилетнего возраста я жила в городке с такой же, как в Намюре, численностью населения, где-то 100 000 жителей. На этом сходство двух городков кончается.

oy_kto_eto: (загадочная)
Время от времени появляется желание доказать френдам и всему миру, что я не только виртуальный персонаж, а обеими ногами стою на земле, в том числе на земле этого сада.
У нас стремительно и феерически красиво краснеет плющ - этот праздник (вроде елки к церковному Новолетию) продолжается от силы неделю, а потом так же стремительно обваливается под метлу.


Это общий вид - на заднем плане городская тюрьма, откуда в известные часы раздается завывание волонтеров-муэдзинов и дружные ответы их соузников.
и крупным планом )
oy_kto_eto: (ну-ну)

Жиличка с последнего этажа (она же уборщица) наконец-то принесла должок. Квартирные за четыре месяца.

И качество уборки (и без того далекое от идеала) мгновенно упало на порядок. Мне и обидно, и вместе с тем неловко ее носом тыкать в сентябрьскую паутину в углах и захватанные стекла вестибюльных дверей. Про швы кафеля в ванной я даже не заикаюсь, тетенька давно уже, по умолчанию, выше этих швов и грибка в этих швах.

Вот я и думаю...
Скажем, я на редкость строго содержала Успенский пост. И решила, что мне поэтому можно ......, и ......, и еще ......... Про ........ уж молчу, я давно уже выше этого.
Как-то так. Механизм такой.

oy_kto_eto: (загадочная)

Повинуясь педагогическим инстинктам (даром что мы открываем сезон гуманно, 10 сентября), уже вылизываю мастерскую, фасую пигменты, пошла даже привести голову в порядок. Мой парикмахер вернулся из отпуска, марокканец мсье Руйка, семидесяти четырех лет. От нас до его заведения полчаса пешком, мимо десятка других, но Руйку я ни на кого не променяю, бесценный дядька. Вышла на него случайно, шесть лет назад, после многих горьких разочарований – сейчас качественная классическая стрижка или стоит бешеных денег, или «мастер» просто не знает, что это такое. Да еще с моими двумя неуправляемыми макушками. Один только Руйка умеет делать чудеса по вполне христианской цене.

Заведение у него самое скромное, деревенского вида, работает один. Его дети, внуки, невестки и их подруги поочередно приходят помогать и осваивать ремесло. По стенам трогательно висят дипломы международных конкурсов, начиная с 60-х годов, и фотографии – молодой Руйка стрижет Мирей Матье! Мирей Матье улыбается молодому Руйке!

Он и сейчас очень даже ничего, всегда при галстуке и с безукоризненно выкрашенными усами. Разговаривать со мной, кяфиркой-гяуркой, постепенно начал лишь года три назад, и то больше как с женой Вильгельмовича, которого он уважает. И лишь постепенно я узнала (Вильгельмович подтвердил), что Руйка по совместительству исполняет в своей общине обязанности старца, или духовника. По-арабски я не понимаю, но таки заметила, что некоторые посетители приходят не за стрижкой, а за советом. А иной раз к концу рабочего дня на стульях у двери присаживаются люди с таким выражением лиц, которое ни с чем не спутаешь. Это очередь не на стрижку, а на исповедь – как бы там у них это ни называлось.

...А сегодня мсье Руйка удивил меня крупно. В порядке обмена постканикулярными любезностями спросила, ездил ли он в родное Марокко. Оказалось, в этом году пришлось воздержаться из-за мадам Руйка, которой врачи не рекомендовали. Ей рожать в октябре. Ему, напоминаю, 74 года.

Profile

oy_kto_eto: (Default)
oy_kto_eto

July 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
910 11 12131415
1617 181920 2122
23 2425 26272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 08:43 am
Powered by Dreamwidth Studios